• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:01 

Вечернее.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Новое текстовое сообщение.
От кого: Стеллик.
Читать? Ответить? Удалить? Выбросить телефон в окно?

Радиоволны. Стереодружба. Электромагнитные взгляды. Ультразвуковые слова.
Тупик?


10:59 

/257/. Ночь прошла не зря.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Что-то твориться со временем или со мною. Смотрим сквозь стены, глаза широко закрывая.
Всё изменилось, и прах порастает травою, лишь для того, чтобы мы не ходили по краю.
Чтобы листали альбомы о прошлом и вечном, в чём-то наивном, безумном - и попросту горьком.
Что изначально спасает, а после - калечит. Всё это - в старом альбоме страницы.
И только.
Спрятаться негде, наш город становится меньше, улицы уже и чай как-то крепче и слаще.
Нас окружают простые волшебные вещи: не замечаем простого, волшебное - прячем.
Скоро наступит, а может и вовсе не будет, время, когда обо всём не жалея напишем.
Ну а пока каждый вдох беспокоен и труден.
В лёгких сквозняк безысходного. Слишком.


09:35 

/256/. Научись читать между строк.

На твоих ладонях - моя линия жизни.

Солнце погаснет в пятницу, в самом конце апреля,
в день когда рак научится громко свистеть с горы. Солнце погаснет медленно, чтобы мы все успели
сделать себе хоум-видео "грейся пока горит".
Ну а пока по улицам лужи меня зеркалят. Небо туманом курит и дожди выпускает вниз.
Время озябших пальцев и такой очень прочной "стали". Время сквозящей нежности.
Только не простудись.


21:07 

/255/. Постоянная. Переменная.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Я чуть не задохнулась, когда впервые услышала эту песню. Дни калейдоскопом пробежались у меня перед глазами. Я вдохнула глубоко свежего воздуха, а ощущение было словно легкие мои наполнились чем-то тяжелым. Мне не пришлось ничего вспоминать, сознание выплескивало наружу картинки прошедших лет, и я сидела зачарованная, и не понимала что со мной происходит не так. У меня никогда не было астмы. Только сердце иногда давало сбои. Но сердце у всех такое, непослушное, непокорное, так что это не в счет. Невидящим взглядом я смотрела на отблески жизни в зеркалах, на толпы людей и мне казалось, что я остановилась где-то на одном месте, а они проходят сквозь меня и исчезают в другие измерения. Кто-то на эскалаторе, идущем в противоположную сторону, сказал мне "привет", точно, я видела его губы. И опустила глаза. Дома нашла все свои дневники и перечитала. Боже, как давно я не делала это. Пожирая глазами небрежно написанные строчки, я снова оказалась с теми окружавшими меня когда-то людьми. Читала и удивлялась тому, какой же я стала, вернее как умело научилась притуплять свои чувства и заглушать боль. Как ловко научилась перебегать с жизни на жизнь и жить чужими радостями и страхами. И в голове вновь играет душераздирающий мотив, и голос рвет меня на части. Пожалуй, я никогда не перестану писать свою никому непонятную прозу на страницах, исчерченных клеткой.

21:01 

/254/. Ни во что. Не во что.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Апрель с таким холодным чаем и полусонными очерками бездушных воспоминаний. Не делаешь мне чуть больней, чуть светлей - просто дышишь изорванной грудью, где сердце картонное обрамлено юностью. Изогнуться под тяжестью вековых мыслей с изяществом рифм. Калейдоскопом событий. Все по-новому. Ты выводишь меня тонкой кисточкой на белоснежном одеяле, ты выводишь меня из себя чрезмерной фантазией будничных лет. И не изменилась. Как ладонь в ладонь падают жизни, как скребется мне в окна солнце наших сказок. Только это мечты, бегущие вверх по лестницам мимо уродливых зеленых стен, обшарпанных квартир, чужих несмелых взглядов. И среди весенних обострений, среди унылых городов, затмевая своей красотой обесцвеченность апреля, они рвутся вперед и хотят доказать как прекрасна текущая под нашими ногами, порой даже слезливая, жизнь. Прислонившись к банальному " не прислоняться ", среди серых лиц, слегка припухших рельс я вижу правду. Но.

23:03 

/253/. Восемьдесят пять процентов.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Иногда мне кажется, что стоит лишь щелкнуть пальцами – и мир рассыплется. Весь мир глянцевый и пустой мир рассыплется. Люди, дома, деревья – все превратится в безликую пыль, а вместо них останутся лишь размытые силуэты людских страхов и пороков, неправильные и безобразные – словно отражения в кривых зеркалах.
Но потом и они растворятся в пустоте. Тогда многие, кто живет без Бога, взглянут на себя – и не увидят ничего. Вместо них будет тоже пустота. Будут кричать, будут плакать, будут умолять – но не будет слышно даже эха. И может быть тогда поймут, что раз в их силах было разрушить мир, то и в их силах было создать его. Каково жить в мире – даже в самом прекрасном – зная, что он – лишь иллюзия и красивая оболочка?

11:37 

/252/. Бумажное.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
У меня есть особое чувство времени, когда я ощущаю, что каждая секунда длится вечность. Когда времени много, а действия совершаются минимальные, секунды застывают, как капли неожиданного дождя на морозе. Я люблю эти моменты. Я пытаюсь их запомнить, сохранить в себе. Наверное, глупо пытаться удержать вечность внутри. Но именно эти секунды заставляют меня искать красоту в себе и ее отклик в городе. Вечность пришла ко мне из зимы, из снежного холода, из всего того, что я раньше не любила. Раньше я думала, что везде пустота, а теперь вдруг появилась эта вечность, которая удерживает меня от глупых мыслей. Я докопала до такой глубины, что наружу вылезла вечность.
Замкнутое пространство: я не дописываю стихи и вытаскиваю холодными пальцами из-под ребер фрустрацию. На столе долгожданные nina ricci ricci ricci с их необыкновенным запахом.
Я выпиваю половину чашки чая и выливаю остаток в раковину, чтобы сделать новый и повторить процесс. По венам течет акцентуация тебя, я отдаленно вспоминаю обрывки диалогов разных часов прошлого. У моего антивируса истекла лицензия, на рабочем столе ярлыков столько же, сколько грязи и луж за окном. Я в сотый раз перечитываю пост С. и стих Ефимова, качая одновременно пару фильмов.
Понять, что болит в тебе - не сложно, сложно избавиться от этого ощущения. Но когда не болит ничего, а просто тянет вниз ударными волнами - это гораздо хуже, отчетливей, если хотите, будто внизу пик горы и она сейчас обязательно оденет себя на тебя, воткнется в солнечное сплетение. Больше всего хочется уметь автоматически сохранять моменты в черновике и, спустя какой-то промежуток времени, возвращаться к ним и редактировать. Или просто смотреть. Чувствовать снова. Физическая расправа не страшнее моральной, апрель похож на вязкую и невкусную микстуру: всё, что замело зимой, сейчас растаяло, так и норовит проникнуть в четкость зимних ассоциаций. Весной всегда не четко - скоро будет тепло, скоро меня перестанет возвращать обратно. А пока только одни синдромы да симптомы. А ведь, на самом-то деле, хотелось о другом написать. Но, видно, не судьба. Слишком моё.


21:57 

/251/. Неровным почерком.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Мама пишет смс-ку:
"Будь теплой, моя девочка. Не грусти."


Я помню свою грусть, я помню цветные ночи: неон, фонари. Это были вечерние прогулки в одиночестве, это чай, это до непонятного странные сочетания. Мост, шумные воды реки, крики чаек сквозь мысли. Это холод, который путался в волосах и застывал. И темные окна, где ты.
А я тут в этом весеннем холоде, пью горячий чай. Замерзшее отчаянье. И шарф, и запах, и ветер, и мысли вереницей.
И кто скажет, что это прошло, если каждый раз садясь на холодное ограждение набережной, и смотря в темные окна, кто скажет, что все прошло. Я лучше промолчу. Горечь на языке, потому что чай без сахара. Традиция.
Иногда мне снится, как я традиционно прохожу мимо. Эти сны иногда повторяются. Сразу просыпаюсь. И распахиваю настежь окно, чтобы задохнуться холодом. Это странное чувство, эти прошлые жизни, которые остались отрезаны от нас самих, затерянные в пыльных коробках памяти. Эти странные жизни, куда мы хотели бы вернуться, которые проживаем еще раз, миллионный, в своей голове, но никогда, мы никогда, не хотим их к нам в настоящее. И когда кто-то зачем-то каждый год весной уезжает на выходные в другой город, я его понимаю. Или приходит на утренний сеанс в кино в дождливый день. Кто-то мрачнеет, плачет. Кто-то просто уходит. Я понимаю. Мы достаем с чердака прошлые жизни. Не нужно трогать, не нужно спрашивать, только понять. Не нужно пресекать, не нужно менять, отрывая себя от жизни, это мучительно и бесполезно. Ритуалы, без которых мы не можем. Прошлое, которое мы оставили.
Проходя по уставшим холодным улицам сегодня вечером, я подумала, что тепло и холод - это не только состояния, это еще и разные образы жизни. В холоде ты выпиваешь горячий чай, и надев теплые носки, сворачиваешься клубочком под одеялом и смотришь свои цветные сны.
Дни какие-то… незаканчивающиеся. Точнее день, один. И усталость опускается на плечи и отмечается еле заметными кругами под глазами. Просыпаешься утром, как будто не спала вовсе. И красиво, и хорошо, и люблю я ветер, замерзшие пальцы, и свитера, и шарфы. Просто мне не хватает. Глупо, не могу выкроить время для того, чтобы прогуляться с фотоаппаратом в дневное время суток, попить чай наедине с собой, сходить в кино. Что-то нужно делать все время.
Моменты, атмосферы, идеи. Все как-то зыбко, того и гляди развеется, как утренний туман.
Есть только одно постоянство. И оно в истине.

18:06 

/250/. Ближе, чем кожа.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Есть что-то, чем мы можем поделиться с родителями, что-то, что можем рассказать друзьям, что-то, что можем спросить у близких - но в глубине души каждого человека,
на самом дне, есть место, куда родным и друзьям входа нет, есть мысли, желания и проблемы, которые мы не можем рассказать никому,
которые боимся открыть друзьям, родителям и знакомым, самое сокровенное и личное, самое дорогое и бережное, самое ценное и важное - и именно это для Бога.
Он с нами всегда - когда мы убиваемся из-за проблем, когда ревем в подушку, когда хмурые идем домой, когда на шею наступает одиночество,
когда вкус горечи не проходит, когда холодно, когда в душе селится зима, когда нас переполняет счастье, когда наши глаза залиты солнцем, когда душе радостно - Он всегда с нами.
Бог - это самое родное, что у нас есть, это то, что мы никогда не потеряем, это константа нашей души. Он гораздо ближе любого человека.
Когда не понимаешь что происходит, кому верить и куда идти, просто остановись. Бог всегда тот же. Ему верить и за Ним идти. Может это
просто время, чтобы познать Его по-настоящему?

18:05 

/249/. Весна не весна.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Весна течет ручьями по улицам и выливается на головы прохожих дождем.
Преображаются улицы. По ночам слышно как ливень умывает кусты.
С табличек слезает краска, обнажая стальной корсет.
Все оживает, а моя внутренность контрастирует с этим.
У меня еще зима, ребят.
Холодная-прихолодная. Она замораживает все внутри, и часто я благодарю Бога, что все именно так.
Сотни воинов в груди. Этой весной я сплошное противоречие. Но дело, конечно же, не в сезоне.
Все мои внутренние состояния и настроения можно сравнить с дыханием. Иногда оно прерывистое, учащённое, иногда спокойное. Иногда я выдыхаю так надолго, что уже готова задохнуться, но в какой-то момент снова начинаю постепенно насыщаться кислородом. И сейчас я чувствую, будто готова снова глубоко вдохнуть.
Последние дни в моей голове творится настоящая буря: бесконечные мысли и образы переполняют её, умножаясь. Я меняю и совершенствую своё сознание с невероятной скоростью, будто открылся канал, по которому в меня стремительно поступает нескончаемая информация. И более того, я даже знаю что это за канал. Привычный мир вдруг начинает видится таким примитивным, таким ограниченным, таким посредственным, таким материальным, что становится тошно. Ведь всё это отражается и во мне. Я замечаю это в себе, я смотрю в себя, вглядываюсь гораздо глубже, чем когда-либо раньше, глубже того кошмарного мира, состоящего из моих самых жутких страхов, и тогда я начинаю понимать такие вещи, которые мой примитивный разум даже словами описать не в силах. Я чувствую, что всегда это знала. Просто я снова вспоминаю то, о чём успела забыть. И всё вдруг обретает смысл, встаёт на свои места, заполняются все пробелы, все точки расставляются над i.
Свежеет воздух и меняется на вкус.

21:22 

/248/. За пределами слов.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Когда день обрывается, разговор заканчивается раньше, чем должен был, и я заполняю оставшуюся пустоту своими мыслями. Небо такое тёмно-синее и ясное. В нём звёзды зажигаются и гаснут, и так не хочется, чтобы та звездочка, что во мне, тоже погасла.
Просто эту весну я воспринимаю несколько иначе.
Неужели хватило всего одного дня? Почему я должна забивать всем этим свою голову? Я слушаю песни, которые напоминают мне о несуществующих событиях. Я никак не могу избавиться от чувства незавершённости. Эта весна началась с событий, которым не суждено было сбыться.
Этот период закончился, вместе с последними каплями этих духов из флакона, в чьём запахе перемешались последние несколько месяцев.
Это запах тёмных зимних вечеров с отрывками из песен вслух. Запах замерзающих рук и внутренней горечи, которую никто не видит, это запах холодного снега, в который мы падали. Запах отчаяния, затерявшегося в переплетениях линий. Запах сожаления от всех совершённых ошибок, исправить которые не удалось. Это запах самых жутких дней, которые я надеюсь больше никогда не пережить. Это запах самых прекрасных дней, исключительно редких, которые никак не вернуть.
Это не депрессия. Даже если бы мне хотелось, чтобы она у меня была, мне кажется, у меня бы не получилось в неё вернуться. Я будто переболела ей и выздоровела, получив иммунитет. Я уже не падаю в бездонную яму. Я твёрдо стою на земле. Двигаюсь вперед и делаю первые шаги.
Разум уже не путается. В моей голове абсолютная ясность. Я в состоянии всё расставить по полочкам. Только вот расставлять то практически и нечего.
Будто рассеивается какой-то туман, в который были погружены мои мысли на протяжении последних месяцев. Многие вещи вдруг стали такими очевидными. Никогда до этого я не была настолько поглощёна тем, чтобы так глубоко анализировать все события, что со мной произошли, и продолжают происходить прямо сейчас. Анализировать их влияние на меня, а также влияние тех людей, которые появлялись на какой-то промежуток времени, потом пропадали, и тех, что меня окружают сейчас. Их появление оказалось отнюдь не случайным, как я полагала раньше.
Если жизнь - это задача, то мне кажется, я начинаю понимать её условия.
Я вижу такой контраст, вспоминая, какое внутреннее состояние у меня было прошлой весной, сравнивая его с тем, что я чувствую ровно год спустя.

21:51 

/246/. Верхний слой.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Прости меня, пожалуйста, за то, что я разбиваюсь и разбиваю тебя на детали механического пианино.
Прости, что я требую к себе внимания, отбираю время, на которое не должна рассчитывать и прости, что вздрагиваю от твоих слов.
Пойми меня правильно, в мире дорог я топаю каблуками и не чувствую воздуха.
Прости за то, что мне не нужен весь спектр изученных и опробованных эмоций, но, когда привыкаешь к теплу, становится сложно отвыкать.
Пожалуйста, не вини никого и никогда в том, что жизнь складывается не так, как хочется - волшебные палочки, к счастью, еще не изобрели. Еще прости за то, что я не берегу себя, совсем не берегу и за то, что привыкла к твоему отсутствию. Сумей простить и то, что я так мало времени провела с теми, кого по-настоящему люблю - просто сегодня мне думалось очень страшно, особенно, когда на часах была половина первого, а звонков все еще не случилось. В кармане моей пижамы - резинка для волос; ладони - холоднее обычного; я в невидимости и эмоциональной недосягаемости. Прости меня, я перестала рассказывать, как живу без тебя и что со мной происходит - всё это не специально, просто так складывается.
Пытаюсь избавиться от той силы, что внутри, вечерами, следит и тянет, потому что от этого тоже устаешь, только она как стержень у шариковой ручки - длится долго, внезапно заканчивается и ты просто вставляешь новый. Здесь всё так же: внутренняя свобода и внутренняя сила - это стержень и его не выкинуть, не убрать. Прости меня, пожалуйста. И не чувствуй тишины. Я всегда буду за тебя.

07:36 

/244/. Каждая минута этим пропитана.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Я расскажу тебе, как это происходит, и почему я молчу.
Последнее время, ко мне изо дня в день, заходит боль и шепчет: «Как я скучала!
Сейчас буду строить в тебе пирамиды, чтоб ты замучалась их решать, я буду точить из тебя мегалиты, давать начинать, я устала ждать».
И я сажусь покорно на кресло, будто завороженная ее словами, для неё во мне маловато места, но она проникает в меня кусками.
Немного жжётся, немного колется, ранит, немного давит, а я всё сижу. Она смеется. Она раньше времени меня славит.
И начинается:
она раздирает живот – это внутренний мощный взрыв. Она медленно пускает себя в оборот и меня разрывает навзрыд.
Она бьётся во мне сильней, наполняет нутро крупной дробью... Она нескончаема, она пустынна, она выжимает всё из меня, это даже за гранью зла;
Я не умираю, но мучаюсь, не могу дышать, от случая к случаю, она приходит меня навещать.
Она никогда не трогала кожу, но всегда сжимала кулак, ее выучить невозможно – каждый раз она новый враг:
бьет, ломает, рушит и крутит, и замирает в последний момент,
фантомная боль меня не отпустит – она главный мой компонент.

21:14 

/242/.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Холодные будни.
То, что убивает изнутри, не дает возможности писать.
Я верю, что Ты со мной.

22:22 

/241/. Не спасет христианство, но спасет Христос.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Моё счастье ни в завтрашнем дне, ни во вчерашнем, ни в мечтах и желаниях, оно сегодня и сейчас, оно не в обстоятельствах, оно во мне.
Ибо счастье в Боге - а Бог во мне.
Он зажег огонь в моем сердце. И я знаю, что Он всегда будет обо мне заботиться.
Когда ты устаешь надеяться и устаешь ждать - то помочь в силах тебе только Отец.
От тебя требуется только одно - верить. Опираться на Бога, и доверять Ему.
Орлы, отрываются от всего земного, поднимаются высоко в воздух и свободно парят.
Давай не будем зацикливаться на прошлом, на материальном, на неприятном, давай не будем приземленными, интересы которых ограничиваются только одобрением со стороны других, развлечениями, изобилием.
Невозможно помочь человеку, который не хочет принимать помощь, который всячески игнорирует желание помочь, которые не прислушивается к советам.
Поймай возможность, зажги в себе желание измениться, и ты увидишь, сладкая моя, насколько полной может быть жизнь.
Дай Ему возможность поселить в твоей душе спокойствие.
Убери ограниченность и уныние. Бог протягивает тебе руку. Возьмись за нее и стой прямо, непоколебимо.
Город на уровне улиц не так привлекателен. Но если ты посмотришь вверх…

22:22 

/240/. Открывая окно.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
И каких таких слов найти, чтобы уместить все в одну главу,
где ее запереть, как удержать и не пускать ко дну...
Утроенный вопросительный знак.

Резать ножницами воздух, со свистом, кутаться в тепло в мыслях, перебирая по ниточкам каждый потонувший кораблик.
Не спать и вдыхать ночной воздух на кухне, воздух, сводящий скулы и какой-то отравленный.
В приступах астмы - задыхаясь - больные встают и выходят. Психологическая штука, как говорят, помогает.
А когда выходить некуда, тогда можно задохнуться в мгновение или насчет три. "Тишина и бег".
Надрывно и медленно рассыпаюсь на слова и чувства, на искры.
Ветер заламывает пальцы, проникает под куртку, меж ребер сквозит, ищет приюта - не находит, замораживает, а лед в чужих глазах так и не тает - взгляды в памяти пятном от маслянной краски - а как свести то, что не сводится?

21:38 

/239/. Тепло в глазах.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
- счастья тебе, - сказала она, протягивая мне книгу.
- и Вам.
я улыбнулась уголками губ и вышла из кабинета.

13:13 

/237/. 8:02

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Зажевываю простыню ногами, не хочу просыпаться. Пусть время выбросит все лишнее - стрелки, особенно секундную, циферблат и прочую атрибутику пошлой городской суеты и ответственных дел. Таких сладких снов приходилось совсем немного, а главное - гость, впервые заглянувший внутрь моего подсознания, был чертовски учтив и реален как никогда. Расстаться с ним во сне - ощущение, сравнимое с тем, что чувствует рыба, попадая на крючок. Я забыла, о чем шла речь, каким был сюжет, но ощущение молочного тепла где-то в области шеи и плеч не проходит до сих пор.
В это раннее утро, когда все нехотя просыпается, собираясь на работу, а кто-то как я не хочет и не может уснуть. В эти часы особенно свежо думается будто кто-то проветрил мою голову. Я иногда задумываюсь, что же такое Он вложил в меня - то, с чем я не вписываюсь в привычные рамки жизни и остаюсь непонятой, но прекрасно-горькой, что вызывает в людях желание меня разгадать.
Неделя, свободная от утренних трамваев.
А утренние трамваи - это не плохо, нет... Это хуже некуда.
Не люблю я трамваи, и иногда даже сама задаюсь таким вопросом "а почему?". Но ответы находятся быстро.
Люди заходят/выходят.
Тебя не волнует вежливый женский голос динамиков, который обязательно скажет тебе, на какой станции сейчас находишься,
но никогда не ответит на интересующие тебя вопросы, не пожелает доброго дня или удачи.
А потом ты отвлекаешься на миг и осматриваешь тех случайных людей, что занесло в вагон, понимаешь, что ни ты их, ни они тебя не интересуют. Вы встретились/разошлись. Это как правило из геометрии, когда прямые пересекаются только в одной точке. Хорошо, если у всех все так «по-прямому», а что, если кто-то совсем не «прямая», а самая настоящая изогнутая, волнистая, прерывистая или что-то там еще? Забавно, некоторых людей можно мерить законами геометрии, а некоторых не то, чтобы измерить, даже поймать невозможно. И вот много мыслей в голове копиться, пока едешь. Посмотришь в окно – иногда видна полоса мутно-серого неба. Несколько жизней пролетает мимо, а ты не можешь остановиться, посмотреть подольше, рассмотреть. Телефон молчит, не звонит.
А потом с пренебрежением просматривать пропущенные звонки и конверты смс.

00:25 

/236/. Мысли в буквы.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Темнота разлилась по просторной комнате, и мне показалось, что все сегодня добрые и никому никто зла не желает.
Улыбка попросилась на лицо, и я скользнула взглядом в окно.
Город.
Просто большой каменный лабиринт.

23:47 

/234/. Непостижимость собственной души.

На твоих ладонях - моя линия жизни.
Точке допишут хвостик, и отправят на край листа
к сумраку и сменившимся
из-за глупостей
полюсам.

Эти буквы здесь рисуют меня. Из всего этого получаюсь я.
Выливаю все в буквы и тону в этих буковках, подушечками по клавишам, стынет чай и кровь в жилках.
И может быть я - просто типичная девушка, самая что ни на есть обычная, такая, которых миллионы с утра на остановках, в трамваях и автобусах, среди всех этих тысяч миллионов миллиардов users?
Переливаю ощущения свои со страницы на страницу, то серым, то красным, то чёрным..
Сколько символов нужно, чтобы уместить в них меня?
Перечитывала удаленные посты. Они самые классные. Похожи на раненных солдат, которые, зажимая рукой кровавое, продолжают бежать вперед.
Кричат, размахивают оружием, ликуют, падают, ползут, поднимаются и бегут снова. Таких не убивают, такие не падают замертво, у таких солдат не стекленеют глаза, у таких кровавых ребят только одна цель - выживать, запрокидывая голову, без разбору они теряют и раздают свои органы, оберегая только одно и самое главное - свое юное влюбленное сердце. Потому что они должны добежать до своей любви, сквозь все войны и битвы, главное - добежать, обнять, и можно падать. Их сберегут.

Обнимая мир.

главная